• Памяти Василия Семеновича Ланового. Офицер ушел в поход…

    Кадр из фильма «Офицеры»

    Мы, жители Арбатского предместья, знали о переводе любимого артиста в реанимацию, понимали тяжесть происходящего, надеялись, ждали благоприятных вестей... Но, не случилось... Вновь раздавались звонки переживающих печальную весть арбатцев - ламповцев... Появились и звучащие набатом строки нашего ламповца С. В. Сергеева

    Скорбим все вместе...

    В.В. Португалова

    В одном из первых откликов по поводу смерти Василия Семеновича Ланового было сказано, по-моему, наиболее точно: офицер ушел в поход …

    Я верую в Царствие Божие, может быть, несколько своеобразно и не канонично, и молю Пресвятую Троицу о прощении, но я представляю, что в лучших проявлениях славянское язычество – ожидание Прихода Господа Спасителя, во время Смерти на Кресте Сошедшего во Ад и выведшего всех, ожидавших Его в Аду, начиная с Прародителей Адама и Евы и признанных в Христианстве Святыми Пророков, начиная с Царей Давида и Соломона. Я думаю сейчас об этом, вспоминая языческие погребения павших героев, которые становились небесными воинами. Я думаю, что самые достойные из павших (даже после окончания войн от ран) собираются вокруг Архистратига Михаила, чтобы продолжить уже Небесный Бой.

    Я думаю об этом, вспоминая, какой живой легендой стало участие Василия Ланового в фильме «Офицеры». Для советских – русских людей поколения середины ХХ в. такой живой легендой был фильм «Чапаев». Для поколения последней трети ХХ в. продолжением легенды стал фильм «Офицеры», вобравший в себя память и о Гражданской, и о Великой Отечественной войне. Я думаю, участие Василия Семеновича Ланового стало важной частью сложения легенды фильма «Офицеры».

    Я не хочу сейчас анализировать ни блестящие роли Василия Семеновича Ланового на сцене Театра им. Е.Вахтангова, начиная с Принца Калафа. Я не хочу сейчас анализировать роли Василия Семеновича Ланового в кино (а этот ряд можно начать и с «Аттестата зрелости», и с «Алых парусов», и с «Анны Карениной», и продолжать, продолжать …). Я сейчас вспоминаю встречи на Поклонной горе на Дни победы. Я называю это встречами, кто-то называет мероприятиями, кто-то концертами – я называю это встречами. И как огромное поле участников этих встреч поет вслед за Василием Семеновичем Лановым песню из фильма «Офицеры». Я не могу выразить в словах память об этом единстве пения. Может быть, это была какая-то особая форма поминальной молитвы и молитвенной клятвы быть верными подвигу предков …

    И еще я вспоминаю, как попал на одну из творческих встреч Василия Семеновича Ланового со зрителями. Василий Семенович начал встречу с того, что как-то по-особому посмотрел в зал и негромко сказал, что вынужден начать эту встречу с того, что накануне или за день до этой встречи умерла его учительница в Вахтанговском училище Цецилия Львовна Мансурова. Тут же тихо, без суеты, зал встал, и те, для кого имя Цецилии Львовны Мансуровой было почти святыней, тихонько объясняли, кто это, в двух трех словах тем, кто слышал это имя впервые – были и такие. Насколько я представляю, для самого Василия Семеновича Ланового память о предках, учителях и предшественниках была священна.

    Я верю, что Офицер просто ушел в поход …

    Сергей Сергеев

    Reply Follow