• Интервью: Сергей Никоненко и его Русский Парнас

    С Сергеем Петровичем Никоненко мы беседуем 3 октября, в день района Арбат и, как впоследствии оказалось, в 124-ю годовщину рождения Сергея Есенина. Совпадение весьма символичное. Ведь Сергей Петрович не только любимый миллионами телезрителей актёр и режиссер, снявшийся в более чем 220 фильмах и сериалах, но и основатель и бессменный руководитель Есенинского культурного центра. Музей расположен в доме № 44/28 на углу Сивцева Вражка и Денежного переулка, (старинный пятиэтажный дом с эркерами, в неоклассическом стиле), в квартире, где жила первая жена и сын поэта и где подолгу бывал сам Сергей Есенин. Здесь и согласился дать интервью «Арбатским вестям» Сергей Петрович. Через полтора часа ему будут вручать знак «Почетный житель Арбата», поэтому времени у нас совсем немного.

    - Сергей Петрович, это правда, что вас назвали в честь Сергея Есенина?

    - Да, так мама говорила. Она очень любила его творчество, оно, кстати, всегда было доступно. Сейчас некоторые оголтелые головы утверждают, что Есенин был запрещенным поэтом. Не был он запрещен никогда. У меня в музее есть издания поэта 1932-го года, 39-го, 46-го годов. Сами посудите, если бы он был запрещен, не издавался бы.

    - В 71 году вышел фильм «Пой песню, поэт», где вы играли роль Есенина…

    - Да. Конечно, не из-за имени, а потому что был действительно похож на Есенина. На эту роль пробовались Олег Табаков, Андрей Миронов, Олег Видов... Решающую роль сыграло мнение Михаила Ромма, который, увидев меня, сказал: «Я видел Есенина, он абсолютно такой был». И меня утвердили. Кстати, снимал картину Сергей Урусевский (тоже Сергей).

    Когда я готовился к роли, перелопатил много материалов, изучал все, что имело отношение к Есенину. И даже уже после того, как была закончена работа над картиной, я по инерции продолжал интересоваться. Заходя в букинистические магазины, постоянно искал прижизненные издания Есенина или новые книги о нем и его творчестве. Привычка такая уже выработалась. Мне это все было невероятно интересно.

    - В то время уже приходили мысли музей организовать?

    - Нет, конечно. Я об этом и не думал тогда. Но мысль снять еще один фильм о поэте была.

    В конце 80-х наступили новые времена, эпоха гласности, стали появляться новые документы. И мы с поэтом Евгением Юшиным решили писать сценарий для картины о Сергее Есенине, погрузились в поиски материалов о поэте. Нашли воспоминания первой жены Анны Романовны Изрядновой, из которых я с большим удивлением узнал, что жила Анна Романовна – в моем родном доме на первом этаже!

    - Вы живете в этом доме?

    - Да, с самого рождения, не меняю прописки 78 лет. Моя квартира выше этажами, раньше это была коммуналка.

    - А когда здесь получила квартиру Анна Романовна?

    - После 1917 года дом был передан для заселения работников бывшей типографии Сытина, переименованной в 1-ю Образцовую, а Анна Изряднова работала там корректором.

    В 1913 году помощником корректора в эту типографию взяли Сергея Есенина. Он ей помогал-помогал… и через год у них мальчик родился. Так иногда бывает, если хорошо помогать. Сына назвали Юрий. У него трагическая судьба. Надо сказать, что ВЧК с 1918-го года приглядывала за Сергеем Есениным, потому что он дружил с Канегисером Леней, который застрелил председателя петроградского ЧК М. Урицкого. Приглядывали и за Юрием, сыном Есенина. И в конце-концов он был расстрелян по ложному обвинению в подготовке покушения на Сталина.

    - Вернемся к музею. Когда он был создан? С чего вы начинали?

    - В начале 90-х здесь были руины. Даже бомжи не ночевали в этой квартире, а только костры разводили, настолько все было в запустении: окна выбиты, двери выломаны, пол проваливался. У входа - помойка общественная. Я это все снял на видеокамеру, когда в первый раз проник в квартиру. Пришлось через окно, так как в дверь было не войти.

    - Как удалось все отремонтировать и создать музей?

    - Я обратился в префектуру ЦАО. Александр Васильевич Беляев, заместитель префекта Музыкантского, сказал: «Мы возражать не будем, но и помощи не ждите. Нет у префектуры возможностей». Ну что ж, спасибо за честность. Хуже, когда обещают, но не делают. Но я настырный - пробился к Мэру Москвы Юрию Михайловичу Лужкову. Он выслушал и постановил: «отремонтировать, профинансировать, проконтролировать и доложить об исполнении». Мне самому, конечно, никогда такой ремонт не осуществить было.

    И вот когда здесь все стало чисто и красиво, я начал наполнять музей экспонатами. Главное - я хотел создать Есенинский уголок, воссоздать атмосферу и быт 1920-х.

    - Это все на свои средства?

    - Да. Более того, я сам плачу и за охрану, и за коммуналку. В управление охраны памятников признали это помещение «новым выявленным памятником литературы и истории» У меня есть документ. Значит, музей должен охраняться государством. Я прошу: «Государство, охраняйте». А мне межведомственная охрана говорят: «Деньги платите». Нестыковка...

    - Сергей Петрович, вы наверняка много общались с людьми, знавшими поэта?

    - Да, и я знаком с его родственниками. Я знал Надежду Давидовну Вольпин, фактическую жену Есенина, ее сына от Сергея Есенина, известного диссидента, математика, поэта Александра Сергеевича Есенина-Вольпина. Он преподавал математику в Бостонском университете. В начале марта 1995-го он приезжал в Москву, и мы пообщались. Знаете песню Окуджавы, где есть строки: «Александр Сергеевич прогуливается. Завтра, наверное, что-нибудь произойдёт…» Так вот, Александр Сергеевич - это не Пушкин, а тот самый Есенин-Вольпин, первый диссидент.

    - Сергей Петрович, вам удалось собрать множество вещей, принадлежавших поэту и его семье: личные предметы, бюсты, статуэтки, книги, столовые приборы и посуда. Расскажите, каким образом вы наполняете музей экспонатами?

    - Разными путями. Сам разыскиваю и приобретаю или дарят. Например, родственники скончавшейся в 1946 году Изрядновой передали блузку, шапочку Анны Романовны, две книги и рубашку, вышитую для сына Есенина, Юры.

    - Это были первые экспонаты музея?

    - Нет, первыми были прижизненные издания поэта.

    - Какой для вас самый интересный экспонат?

    - Все, к чему прикасалась рука Есенина, мне интересно. Вот, например, у меня есть подборка 8 номеров детского журнала «Мирок», который в детстве читал Сережа Есенин. Вот так - в «лапотной» Руси, в деревне Константиново, девятилетний мальчик получал журнал. В 1905 году ему отдала подписку дочь священника церкви Казанской Божией Матери о. Иоанна, Капитолина. Именно о. Иоанн первым увидел в 5-6 летнем Сереже, озорном и хулиганистом, неординарного мальчишку. Батюшка говорил матери Сергея: «Береги мальца, он у тебя Богом меченый. Ко мне четыре села на исповедь ходят, но с ним никто не сравнится. Столько в нем чистоты, столько веры, я диву даюсь». Я думаю, именно отсюда, с детства эта исповедальность есенинской поэзии, он никогда ничего не скрывал, всю подноготную о себе выкладывал.

    - Как попасть в ваш музей?

    - По заявкам, телефон - в интернете. Музей работает абсолютно бесплатно.

    - Нет ли желания объединить ваш музей с московским государственным музеем Сергея Есенина?

    - Нет. В том музее практически нет ни одной подлинной вещи, а у меня уникальная коллекция. И мне хотелось бы сохранить то, что удалось собрать именно в таком виде. В будущем я хочу передать музей Москве. Веду переговоры на эту тему с Департаментом культуры Москвы.

    Важно, чтобы музей остался здесь. Не только потому, что это квартира жены Есенина. Сам двор, в котором находится дом, уникальный. Это историческое место. Здесь жили Александр Тихомиров, мистический поэт Владимир Соловьев, Петр Ильич Чайковский, Анатолий Рыбаков. Здесь музей Пушкина, (Арбат, 53), музей Андрея Белого (Арбат, 55). В доме 51 подолгу жил Александр Блок. Получается, здесь жили сразу три поэта Серебряного века – Александр Блок, Андрей Белый и Сергей Есенин! Это же русский Парнас!

    - В вашей квартире тоже немало известных людей побывало…

    - Нашу тогда еще коммуналку посещали Василий Шукшин, Геннадий Шпаликов, Михаил Задорнов, Леонид Филатов, Никита Михалков жил 8 месяцев. Всех и не вспомнить…

    - Сергей Петрович, вы прожили в этом доме 78 лет. Это, пожалуй, несколько эпох в истории Арбата. Расскажите немного об Арбате вашего детства.

    - Для детей в то время были созданы все условия. Музеи, Дом пионеров на Арбате, 20, я ходил туда в театральную студию.

    Мы с ребятами любили бегать в кино. Пять кинотеатров рядом были. Кроме «Художественного», «Наука и знания» (там, где сейчас ресторан «Прага»); слева от театра Вахтангова - «Юный зритель», в котором перед началом сеанса читали литературные отрывки – мы, школьники взахлеб слушали; «Кадр» на Плющихе, и прямо в нашем дворе - кинотеатр «Арбатский АРС». Билеты были доступны всем!

    Что еще запомнилось? В то время были еще живы аристократки XIX века, ровесники Блока и даже старше его. Память сохранила их образы – особенные, ухоженные старушки с гордой осанкой в поношенных, потертых, но очень опрятных пальто, платьях, с красивыми аккуратными прическами. Никогда не опускались.

    Говорили, что на углу Плотникова и Сивцева Вражка жил великий пианист Константин Игумнов. Летом толпа людей стояла у окон дома, где на втором этаже он репетировал – музыка звучала часов по шесть. У него учились и Святослав Рихтер, и Мария Юдина. Кстати, с Юдиной я был знаком. Но это уже другая история…

    - Сергей Петрович, спасибо, что уделили время! Желаем вам дальнейших творческих успехов!

    Беседовала Галина Семенова

    Reply Follow