• Алина Чадаева. Поэт Сэда Вермишева

    Алина Чадаева. Поэт Сэда Вермишева

    Сэда Вермишева "Преодоление"

    Жизнь Лампы продолжается, что подтверждает присланная работа-воспоминание знакомого ламповцам творца Алины Яковлевны Чадаевой. Работа посвящена поэту (не поэтессе) Сэде Вермишевой. Мы переслали материал А. Чадаевой нашим армянским друзьям и в день отмечаемого ими Геноцида армян, статья была оценена и сразу же опубликована на русско-армянском сайте. Мы, в свою очередь, тоже хотим ознакомить Вас с именем Сэды Вермишевой, её судьбой.

    Сообщаем также, что горестный день армянской трагедии отмечался по всему миру, в том числе и среди московских армян, которые возлагали цветы у памятника возле главного армянского Храма, а позже собрались на общий траурный торжественный вечер.
    Скорбели вместе с друзьями в тот печальный день.
    Валерия Викторовна Португалова
    Алина Чадаева
                      • «В ладонях гор, расколотых
                      • Стозвучным ломом времени,
                      • Как яблоко из золота,
                      • Красуется Армения».
                        • Николай Тихонов
    ПОЭТ СЭДА ВЕРМИШЕВА
    Фотография говорит о человеке больше, чем слова.
    Вглядываюсь в портрет СЭДЫ ВЕРМИШЕВОЙ, помещённый на обложку её сборника «Преодоление», изданного в 2014 году. В глазах немолодого лица, в горькой складке рта – усталость и отрешённость.
    Я познакомилась с Сэдой Константиновной в Армянском консульстве в Москве, где проходил «круглый стол» калининградского журнала «Берега». Тогда же Сэда и подарила мне упомянутый сборник. Позднее, в декабре 2016-го, - ещё один: «Из камня и песка». В нём собраны стихи из девяти её книг, издававшихся с 1970 года.
    На первой странице – фотография молодой Сэды. Улыбающееся лицо, полное прекрасных ожиданий, обращено вверх, к солнцу. И – соответственно – название первой книжки стихов: «Солнце стоит высоко». И – соответственно – эпиграфом – первое стихотворение.
    • Солнце всегда высоко,
    • В апогее.
      • На высоту – посягни!
      • О, земля моя,
      • Гея!..
    • Усилий гигантских
    • Траектория – вниз…
      • И всё же – попробуй!
      • Сумей!
      • Дотянись!
      • Из пропасти
      • Мрака,
      • Из бездны паденья
      • Распахнутым сердцем
      • О, не распадись!
    • Я плачу,
    • Земля моя,
    • Гея…
    Пророческий стих. Уже не заявка, а кредо: судьба Земли и судьба Поэта – тождественны.
    Какой – Земли? Из книги в книгу – циклы: «Армения», «Ереван». История как нераздельность событий.
    Душа, дух поэта тянется к солнцу, но трагическая история её страны -«траектория – вниз». Тема – неизбывна. В сборнике «Нагорье» 1990 года плач – «Память». Посвящён «памяти жертв геноцида армян в Турции».
    Вот – факты. В 1915 году в Османской империи – немыслимая, дьявольская резня турками-фанатиками мусульманства - армян, живших на этой территории. Главная причина – христианское вероисповедание армянского народа. В части Восточной Анатолии армяне были согнаны в лагеря. Большинство узников погибло. До сих пор на той земле никто не живёт, ничто не растёт, и, даже спустя сто с лишним лет, на поверхности почвы появляются кости жертв, павших в то время.
    Других армян распинали на крестах, вырезали семьи от мала до велика, насильно сажали на баржи и топили в море. Число жертв – более 1,5 миллионов человек. Тех, кого сумели подсчитать. А сколько кануло без вести и без счёта…
      • Армянка я.
      • И я хочу сказать
      • Во всеуслышанье,
      • Что нацию мою
      • В пятнадцатом году
      • Убили.
      • Её рубили и в крови
      • Топили,
      • А мир сумел при этом
      • Промолчать.
    • … А мир смотрел,
    • Прикрыв свой жёлтый глаз.
    • Никто нам не помог,
    • Никто
    • Не спас.
    • Нас выкорчёвывали из земли
    • Отцовской,
    • И по пустыне неоглядной,
    • Жёсткой
    • Метался долго убиенных
    • Глас.
    И всё-таки кого-то спасли. Тогда армяне держали оборону, в Муса-Даге – более пятидесяти дней, а в городах Ван и Муш продержались до появления РУССКОЙ АРМИИ. И сегодня нет ни одной армянской семьи, чьей истории не коснулся бы османский геноцид.
    Поэт Сэда Вермишева и рождена была затем, чтобы «глас убиенных» не умолкал.
    Несколько десятилетий в международном мире лидеры стран обсуждали, казалось бы, очевидное: признавать или не признавать геноцидом резню армянского народа в 1915 году. Большинство стран признали. В России в 1995 году Государственная Дума официально утвердила 24 апреля днём Памяти жертв геноцида армянского народа.
    Судьба свела Сэду с Россией. Потомок древнего рода Захаридов – князей Аргутинских-Долгоруких, рождённая в Ереване и окончившая Ереванский университет со специальностью – экономист, всю свою творческую жизнь она стихи писала только на русском языке. И в 1994-м году стала членом Российского Союза писателей и сотрудником Правления Армянской общины Москвы.
    Уверена, что генетическая память Поэта Вермишевой вела её к России с тех дней, когда русская армия сто лет назад защитила её народ в городах Ван и Муш. История стала плотью и кровью. Россия – второй Родиной.
    Но главная - Армения - неизбывна.
    И в стихах возникают библейские пейзажи…
    • Я хочу прикоснуться взглядом
    • К скалам твоим
    • И кручам
    • И назвать каждый выступ зубчатый,
    • Как назвала бы своих сыновей, -
    • Именем звучным…

    * * *

    • Здесь сосны думают
    • Стихами,
    • Роняя хвою не спеша…

    * * *

    • Слышу, как грезит в ущелье родник,
    • К звуку речи твоей приобщаюсь –
    • Так неизбежен путей наших стык…

    Поэт не только «прикасается взглядом», не только слухом «приобщается к речи родника», но как бы становится сутью родной, врождённой Природы.

    Об этом – «Армения».

      • Я – щербатая клинопись,
      • Непрочтённая,
      • На скале.
      • Я – сто тысяч раз погребённая –
      • Поклонитесь моей земле.
    • Молчаливое изваяние скорби я –
    • Камень,
    • Руины,
    • Песок,
    • Прорастающие созиданием…
    Стихи Сэды Вермишевой – воплощают САМОСОЗНАНИЕ армянской земли. Древней, трагической, величественной. Мудрой. Диалог Поэта и Земли - столь проникновенен, что становится их общим монологом.
    • Я голосу её
    • Пророческому
    • Внемлю,
    • Живу в её бессчётных
    • Голосах…
    И вот – декларация:
    • Армения – мой род,
    • Моё наследство.
    • Мой щит и меч
    • И отчая рука.
    • Как далеки от троп твоих
    • Мои поляны детства,
    • На языке ином
    • Моя строка…
    • Но я живу в тебе,
    • В твоём зачата чреве.
    • Задумана и рождена тобой.
    • На родовом твоём,
    • Проросшем в скалах
    • Древе
    • Я – ветвь зелёная,
    • Я – дух бессмертный
    • Твой…
    Моё общение с Сэдой Константиновной продолжилось и после её отъезда из Москвы в Ереван. Телефон, электронная почта… Темы – о главном. Главное – Бог, вера, мирозданье. Она – человек нецерковный – вопрошала, можно ли считать её верующей. Но достаточно углубиться в её стихи, чтобы понять органичность веры её высокому духотворчеству.
    В сборнике «Наскальный орнамент» 1988 года Сэда вписывает себя в библейский сюжет:
    • Армения!
    • С тобой мне не проститься,
    • Как не расстаться мне
    • С собой…
    • Ты для меня –
    • И голубь,
    • И орлица,
    • Шатёр и небо,
    • Где ютился
    • Ной…
    Да, та же самая гора Арарат, где со времён Потопа покоится вросший в скалы Ноев ковчег. И для меня, читателя, становится непреложна общая точка отсчёта библейских времён Сэдой Вермишевой и Александром Пушкиным. «Двух голосов перекличка». Помните, в своих путевых заметках «Путешествие в Арзрум», как потрясён был Пушкин при виде «белеющей снеговой, двуглавой горы».
    «Жадно глядел я на библейскую гору, видел ковчег, причаливший к её вершине С НАДЕЖДОЙ ОБНОВЛЕНИЯ ЖИЗНИ – И ВРАНА, и ГОЛУБИЦУ, излетающих, СИМВОЛЫ ЖИЗНИ И ПРИМИРЕНИЯ…» (Выд. мной. А.Ч..)
    И утверждением высокой Веры читается стихотворение Вермишевой:
    • Благодарю века
    • За то…
    • Что никогда
    • Я не теряла Бога –
    • Бог был во мне
    • В дни горя
    • И побед…
    «Дни горя» были рядом. В письме от 22 января 2018 года Сэда Константиновна сообщила мне о смерти своей любимой внучки Марии Саакян. Писала о ней и раньше. О том, как сильна её христианская вера. О том, что непременно нужно читать сочинения А.П. Чехова. О своих фильмах, ибо она была профессиональным режиссёром и успела снять три фильма в России.
    Мария знала, что неизлечимо больна раком. Из Лос-Анжелеса, где осталась её семья – муж-режиссёр и пятеро детей, приехала накануне своей кончины в Москву, к друзьям. Ей было 37 лет. Её отпевали в храме Сошествия Святого Духа в Зачатьевском монастыре.
    Сэда Константиновна писала мне:
    «Маша велела Радоваться!
    Мне приходилось провожать близких и друзей, но их подготовка к уходу никогда не была так осознанна. Маша приехала в Москву… со смертельным диагнозом. Эти долгие, как жизнь, два её последние месяца, учили меня и людей вокруг неё многому. Маша стала нашим учителем, таким внимательным и мудрым! Не всем дано так подготовиться к собственному уходу из жизни. Он научила, не боясь, говорить о смерти. Человечности и мужеству! Маша велела нам Радоваться и обещала нам – помогать!
    Маруся, слава Богу, ты свободна! Аминь!»
    Сама Мария на своей страничке в фейсбуке оставила прощальное обращение к друзьям. «Мои друзья! …Столько любви мне не доставалось уже очень давно. Я – счастлива. …я знаю, что любовь – вечна и что тот поток света, в который вы укутали меня и несёте, - он будет и там, за границей жизни».
    Так умирают истинные христиане.
    «ПРЕОДОЛЕНИЕ» - название сборника стихов, написанных в основном в 2009 -14-м годах. Вся жизнь Сэды Вермишевой – преодоление. Единственно надёжный оплот – Природа. Аристократизм Природы, ибо в ней нет лжи.
    • …Ко мне приходит зверь ласкаться –
    • И в небе бархатном – звезда.
    • И мне протягивает сердце
    • Зарёй объятый горный луг.
    • О, маки,
    • Маки,
    • Солнце,
    • Детство!
    В декабре 1991-го нетрезвый «триумвират» в Беловежской Пуще вынес приговор: «Союз нерушимый республик свободных» был упразднён. Сэда Вермишева восприняла этот акт и как личную трагедию. Чёрный флёр стал главным оттенком её поэзии. Строки стихов – пером публициста.
      • Нам дали лёгкие свободы –
      • Изволь –
      • Пиши, дыши, греши…
      • Отняли фабрики, заводы,
      • Высокий строй моей души…
    • Мы все молились на свободу,
    • А нам скормили произвол…
    • Иль мы не там искали броду,
      • Не в ту ступили,
      • Сдуру, воду,
    • Не по плечу она народу,
    • И не про нас её камзол? –
      • Взрастили гнусную породу,
      • Что нам сулит разор и мор.
      • Поклоны поясные –
      • Сброду…
    • И правит балом плут и вор.
    • … Срамные девки. Олигархи.
    • Рок произвола над страной…
    (2012 г.)
    В октябре 2019 года я отправила Сэде своё стихотворение «Перистые облака».
    • Кто-то удостоен
      • родиться птицей.
    • Уподобиться крыльями –
      • перистым облакам.
    • Над мирозданьем,
      • не зная границы,
    • плыть, парить
      • по неведомым нам маякам…
    • и т.д.
    В тот же день Сэда ответила дважды.
    «… Пусть вам пишется, и мудрость сливается с красотой – и это – поэзия».
    • « А мои облака не перистые, грозовые.
    • Низко идущие тучи
    • Хлынут потопом, дождём…
    • К небу ступени всё круче,
    • И непосилен подъём…
    Написалось по ходу. Сэда».
    Я не знаю ситуации в Армении. Но, понимая, что гнетёт поэта какой-то неподъёмный груз, простодушно соболезнуя, старалась поддержать, опереться на многовековую великую культуру Армении. Не найдёт ли утешения в «Книге скорбных песнопений» Григора Нарекаци, симфониях Спендиарова, творчестве Туманяна…
    Сэда, не желая излагать подробности, которые коснулись и судьбы её семьи, деликатно и предельно обобщённо ответила.
    Письмо от 28 января 2019 года.
    «Хотела бы описать Вам мою ситуацию – когда культура и этническая принадлежность НЕ СОВПАДАЮТ или же ПРОТИВОПОЛОЖНЫ, более того – АНТАГОНИСТИЧНЫ». Далее о том, что правнучка «Маша-младшая» улетает в Лос-Анжелес. «А так хотелось бы приобщить её к созидательному духу, а не плоской прагматике …»
    Вероятно, в этой «плоской прагматике», охватившей сегодня все страны мира, и кроется несовпадение векторов духовной жизни поэта Сэды Вермишевой и современной ей страны.
    Последнее, что мне прислала Сэда Константиновна в 2020 году, незадолго до своей кончины – поэма «МИСТИКА РОССИИ».
    Россия - для армянского и русского поэта Сэды Вермишевой – последняя надежда Мира на спасение.
    В заключение очерка приведу пятую главу поэмы. А далее – и всю поэму - гимн России - целиком – для тех, кто хотел бы напечатать поэму полностью на страницах своих изданий.
    «МИСТИКА РОССИИ»
    Глава 5
    • Россия – в трудном бою,
    • Но её не убить,
    • И сердце её в огне
    • Проложит дорогу
    • И выправит путь
    • Всему Мирозданью
      • И мне.
    • Хоть тяжек туман, -
    • Тяжелее, чем ртуть,
    • И рвётся надежная нить, -
    • Россию нельзя с дороги свернуть,
    • Россию нельзя победить! –
    • Во тьме всколыхнётся упрямая суть –
      • Ей праздновать,
      • Править
      • И – быть…