• Рачкова Наталья Александровна, подполковник полиции

    Вот более 40 лет неразрывно связана судьба подполковника милиции Натальи Рачковой с работой в милиции.

    Пришла она трудиться в органы внутренних дел сразу же после окончания средней школы в 1971 году секретарём, была делопроизводителем. А после окончания ВЗЮИ /Всесоюзного заочного юридического института/, в 1978 году её аттестовали – год она служила дознавателем. Потом её переводят инспектором уголовного розыска по розыску Краснопресненского РУВД /далее оно именовалось 2-м РУВД, которое впоследствии разделилось на Пресненский ОВД и ОВД по району Арбат – именно в этот период она становится оперуполномоченным оперативно-розыскного отдела ОВД по району Арбат/.

    Наталья Александровна, узнав, что о ней собираются писать очерк, вначале запротестовала: да что во мне замечательного, просто честно выполняла свою работу. Но руководство отдела не поддержало: за четыре десятка лет работы у неё не было ни одного взыскания, а только одни поощрения – она была награждена медалями «За безупречную службу» всех трёх степеней, медалями «200 лет МВД» и «850 лет Москве», неоднократно поощралась руководством МВД, ГУВД, УВД по ЦАО г. Москвы.

    Н.А. Рачкова сообщила, что основная задача ОРО – розыск скрывшихся от следствия преступников, без вести пропавших, неплательщиков алиментов, установление личности трупов и многое другое. Уже во время разговора она начала вспоминать интереснее факты и истории, нестандартные ситуации в работе.

    Например, во время службы в Пресненском РУВД, с заявлением обратилось руководство воинской части, что более 10 дней на службу не выходит один прапорщик – по закону это подпадало под статью «Дезертирство». Было возбуждено уголовное дело. Сотрудники милиции в ходе розыска, посетили квартиру, где проживал подозреваемый. Присутствующая дома жена, пояснила, что не видела мужа с того самого рокового дня, когда у них случилась ссора и он ушёл из дома. Женщина подтвердила, что у них часто случались скандалы и это не первый раз, когда хозяин семейства покидал семью. Прошёл год. В одной из ориентировок, которых массы ежедневно приходит в отдел, сообщалось, что в московской области под Красногорском в бочке найден обезображенный и сгоревший труп мужчины. Единственное, что хорошо уцелело – часть ноги с сильным и густым покрытием волос. У Натальи Александровны что-то щёлкнуло: ведь одна из примет пропавшего военнослужащего – сильное волосяное покрытие на ногах. Пришлось проводить экспертизу, которая подтвердила, что умершим является тот самый пропавший человек. Но самое интересное, что жена ни в какую не опознавала труп. Случайно по делу обнаружился свидетель – знакомый женщины, который прояснил картину. Во время ссоры жена оттолкнула от себя мужа, тот покачнулся и упал, ударившись головой о кафель, умер он мгновенно. Супруга испугалась и попросила приятеля избавиться от трупа. Под натиском неоспоримых доказательств подозреваемая созналась во всём и была осуждена за причинение смерти по неосторожности.

    Оперуполномоченный Рачкова вспоминает, что до 1990-х годов, если поступала информация, что пропал человек, но не находили труп, - шли поиски человека как без вести пропавшего. Но именно на её памяти, когда по Москве возбудили первых два дела по убийству без наличия трупа. Именно в производстве этих дел она принимала самое непосредственное участие.

    По одному материалу Наталью Александровну смутила нервозность в семье пропавшей женщины: муж говорил какую-то бескладню, дети находились в шоке, около недели потребовалось их разговорить. Примерно через неделю они рассказали, что папа на их глазах ножом убил маму и куда-то унёс. Подозреваемый сознался в совершении преступления, но промолчал, куда дел труп. Так останки пострадавшей не были найдены, а супруг был осужден.

    По второму материалу заявителем был сотрудник ФСБ, который тоже сообщил о пропаже жены. В ходе осмотра последнего места пребывания жертвы, то есть квартиры, были обнаружены капли крови. Супруг занервничал и сознался в совершении преступления.

    Как-то в оперативно-розыскной отдел обратился житель подмосковвья с просьбой отыскать его двоюродного брата. Мужчина поведал историю, что у них когда-то был общий бизнес, но компаньон пристрастился к спиртному, стал проигрывать деньги в игровых автоматах, поэтому и отошёл от дел. Ничего у него не получилось и с семьёй, в конечном счёте очутился на улице и обитал в районе Арбата. Работники местных магазинов знали его и даже зимой разрешали спать между дверьми, чтобы тот не замёрз. Но в конечном счёте бомж куда-то исчез и нигде показывался. Брата это насторожило – он всё-таки отслеживал судьбу когда-то близкого ему человека. Н.А. Рачкова переворошила все розыскные дела по трупам – никого похожих нет. Вскоре с ЗИЦ МВД приходит рекомендация, что в ОВД по району Арбат находили труп с теми же приметами, кого разыскивает заявитель. А приметы были очень уж приметные: ожог на теле и татуировка с группой крови на тех же самых местах, что и у разыскиваемого человека, что и у найденного трупа. Наталья Александровна вновь просматривает дела: да приметы сходятся, но лица на фотографиях совершенно разные: у пропавшего лицо худое, а у найденного трупа округлое и опухшее. Пришлось вызывать родственников: и брата, и жену, и детей – никто не опознал в найденном трупе их родственника. Пришлось назначать сравнительную экспертизу, которая подтвердила, что это один и тот же человек. Вскоре в милицию пришёл заявитель, который нашёл в семейном альбоме фотографию двоюродного брата, сделанную в тот момент, когда он только начинал бомжевать – уже лицо было немного округлившее, поэтому он согласился с заключением экспертизы.

    Разговор у нас заходит о людях без определённого места жительства. Раньше на улицах они не погибали, потому что по ст. 198 Уголовного кодекса РСФСР их привлекали к уголовной ответственности за то, что они жили без регистрации. Суд давал им обычно по одному году лишения свободы. Когда отменили эту статью, то бомжи оказались выброшены на улицу и сотрудники милиции сразу стали находить много трупов, в том числе неопознанных. Спасало то, что многие из бомжей привлекались к уголовной ответственности и устанавливали их личности по данным информационного центра.

    Наталья Александровна вспоминает, что приходилось сталкиваться и с нестандартными ситуациями. Например, дело было ещё в 1980-х года - до начала массовых криминальных разборок. У милиционеров в разработке находился один бизнесмен, у которого должно быть два сына, но проживал в семье только один ребёнок. Где находится второе чадо – он не говорил и заявления о пропаже сына не подавал. Вскоре в старом заброшенном общественном туалете на улице находят останки человека, а также один ботинок и остаток материала с пуговицей. Эксперты дали заключение, что это труп ребёнка 13-14 лет, по возрасту как раз мальчика – сына бизнесмена. Тот ни в какую не опознаёт труп, хотя подтвердил, что у сына была такая одежда. Рачкова обратила, что у останков хорошо сохранились зубы, изъяла в стоматологической поликлинике карточку пропавшего мальчика и вызвала для консультации лечащего стоматолога. Тот подтвердил, что это одно и тоже лицо. Родители вновь отказывались и останки не получали. Но через некоторое время на Ваганьковском кладбище появился памятник ребёнку. Во время разбирательства по делу стало ясно, что у разрастающегося предпринимателя были проблемы с конкурентами и те убили одного из сыновей, после чего пригрозили, что если он будет расширять свой бизнес, то лишится второго ребёнка, а по поводу первого велели помалкивать.

    Вспоминается ещё один обезображенный труп, найденный на территории, из одежды у которого была только обувь и пояс. Вызванная на опознание мать только по ним опознала дочь.

    В конце 1980-х годов нашли ещё один труп. Документов при нём не было. Нашлась одна зацепка – на куртке эмблема с принадлежностью к одной из прибалтийских республик. Стали искать пропавшего человека там. Вскоре установили личность. Вскоре в отдел милиции пришёл дальний родственник и поведал печальную историю: парень приехал в Москву в командировку по комсомолським делам, но случилась беда. Но самое интересное, что незадолго до этого пропал его отец и его до сих пор не нашли. А в те времена трупы выдавали только ближайшим родственникам. Прибалт очень просил помочь в получении останков – ведь мать хоть к сыну будет ходить на могилку… Вопрос тогда решился положительно.

    Наталью Александровну удивляет, что в последнее время многие люди даже не разыскивают своих пропавших родственников. Пример тому – два недавних случая. Как-то был обнаружен труп 16-летней девочки, упавшей с высокого здания. Выяснилось, что она родом с очень далёкого региона, давно жила на улице, но родители даже не пытались найти девочку и отказались получать её останки.

    Около метро «Арбатская» был найден труп 25-летней россиянки. В ходе судебно-медицинской экспертизы установлено, что она в последнее время сильно пила, имела кучу заболеваний и бомжевала. Ситуация аналогичная – никому из ближайших родственников, ни родителям она не была нужна.

    Но в большинстве случаев Наталью Александровну благодарят родственники за положительные результаты в её работе, что помогла найти кого-то или установить истину в деле.

    До сих пор Н.А. Рачкова хранит благодарственное письмо от женщины, которой помогли найти сына через пятнадцать лет после пропажи. А дело было так. Ушёл из дома пятнадцатилетний подросток, страдающий психическим заболеванием и не вернулся. Было приложено много усилий по его розыску, но безрезультатно. Срок давности по таким делам – 15 лет. Перед тем, как закрывать оперативно-розыскное дело, оперуполномоченный. Как правило повторяет процедуру и отсылает ориентировки по всем возможным адресам. И вот чудо – с Ульяновской областной психиатрической больницы приходит ответ, что у них находится мужчина примерного возраста – около 32 лет. Мать поехала туда и возможно сама бы не узнала его: ведь пропал сын ещё подростком. А сейчас уже взрослый мужчина. Но тот сам кинулся к матери. Ещё одним доказательством была расчёска, которую женщина покупала полтора десятка лет назад для своего отпрыска, чтобы тот выглядел всегда прилично. Вот так с помощью Н.А. Рачковой возродилась одна семья.

    Андрей Объедков





    Ответить Подписаться